PostHeaderIcon К святыням Санкт-Петербурга и Кронштадта.

30 октября состоялась очередная паломническая поездка Общества трезвости во имя Святого Праведного Иоанна Кронштадтского, действующего при храме Успения Пресвятой Богородицы в Путинках (настоятель храма и духовник общества протоиерей Алексий Гомонов) к святыням Санкт-Петербурга и Кронштадта. Паломники побывали на литургии в Александро-Невской Лавре, помолились в часовенке Блаженной Ксении Петербуржской, затем направились в Кронштадт, где посетили знаменитый Николаевский Морской собор и квартиру, где жил великий пастырь. Поездка завершилась службой в Иоанновском женском монастыре на реке Карповке, где покоятся мощи св. прав. Иоанна Кронштадтского.
В 5:30 утра в предрассветных сумерках большая дружная группа прихожан (33 человека) во главе с настоятелем храма вышла из поезда и направилась к автобусу, который ждал недалеко от вокзала и тут же повез всех в почти безлюдную в такую рань Александро-Невскую Лавру. Немного сонные, притихшие, очарованные величием и красотою лаврских храмов и соборов, мы с благоговением присоединились к братскому молебну благоверному князю Александру Невскому, мысленно прося его благословить наше путешествие. Неспешная стройная монашеская служба в Троицком соборе настроила всех на тихий молитвенный лад.

 

Количество лаврских святынь всегда потрясает, даже тех, кто бывал здесь не один раз, но особо почитается знаменитая на всю Россию икона Божией Матери, известная всем как "Невская Скоропослушница". Скольким помогла Она в блокаду, скольких привела к вере в Бога, не перестает помогать Она и сейчас. Литургия проходила в надвратном храме в честь иконы "Всех скорбящих Радость". Светлый, ажурный, воздушный богородичный храм с мерцающими хрустальными люстрами и лазурно-голубыми сводами наполнил душу светом и надеждой. После службы, радостные и окрыленные, мы снова вернулись на территорию Лавры и двинулись к старинному кладбищу, чтобы почтить память захороненного там очень любимого и почитаемого всеми пастыря митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна Снычева. Величественная тишина, озаренные светом старинные каменные и чугунные надгробия, золото опавших листьев невольно заставляли задуматься о том, как суетно мы живем и как ничтожны наши скорби и немощи перед величием вечности. Грустно было смотреть на сильно разрушенные могилы многих великих людей, захороненных на этом кладбище. Трудно поверить, что может возродиться страна, если она не чтит память своих предков. Могилка Митрполита Иоанна Снычева, напротив, порадовала нас своей ухоженностью. Все удивительно скромно и просто: чугунный крест, живые цветы, портрет, иконы на решетке, но во всем чувствуется, как чья-то заботливая рука с любовью и благоговением следит за могилкой, к которой многие и многие приходят помолиться. Ощущают святость этого места и голуби, во множестве слетающиеся зимой погреться неземным теплом, исходящим от этого места. Помолились и мы, завороженно слушая рассказы о. Алексия о жизни петербургского пастыря. После кладбища мы направились к красивому старинному зданию у входа в Лавру, где в светлой и уютной трапезной проголодавшихся паломников уже ждал традиционный завтрак: необыкновенно вкусная монастырская пшенная каша и знаменитые оладушки с душистым цветочным медом. Затем все дружно поспешили в автобус, чтобы поехать на Смоленское кладбище к мощам блаженной Ксении Петербургской. Попасть сюда хотели все члены нашей группы, у каждого были свои надежды, просьбы, чаяния, которые по молитвам к блаженной Ксеньюшке никогда не остаются безответными. Многие даже не пытались скрывать слезы, невольно льющиеся из глаз, - ведь Ксеньюшка здесь, с нами, видит и чувствует сердце каждого, кто обращается к ней. Тихие и задумчивые выходили мы из часовенки, каждый со своими мыслями и молитвами.

Выехав со Смоленского кладбища, наш большой, комфортабельный автобус, ловко маневрируя по узким улицам Васильевского острова, пробираясь сквозь пробки и заторы, вышел на Приморское шоссе и повез нас в Кронштадт, к месту служения великого пастыря. Путешествие по дамбе в глубь Финского залива всегда впечатляет: переливающаяся серебряными и серо-голубыми оттенками суровая гладь северных вод, низкие многослойные облака, пронизанные лучами солнца, крики чаек, силуэты мелких островков, на которых можно разглядеть очертания старинных пушек и других орудий, а вдалеке, как маяк, красивый и величественный, сверкает ажурным золотом купол недавно восстановленного Морского собора.

Сам Кронштадт это типичная военно-морская крепость петровских времен с портами, крепостными стенами, низкими двухэтажными зданиями, не всегда удачно сочетающимися с современными постройками, совсем иное впечатление, когда попадаешь на площадь перед Морским собором, который в зависимости от освещения кажется то ослепительно белым, то розовато-серым с прозрачным перламутровым оттенком, то суровым, стальным, но неизменно величественным, ажурным и несмотря на свои огромные размеры легким, как будто невесомым.

Изнутри благодаря витражам собор весь пронизан светом, а купол настолько высокий, что человек, вглядывающийся в глаза изображенного на нем Спасителя, невольно чувствует себя пылинкой перед величием Божественной силы. В Морском соборе, преклонив колени, мы помолились перед многими иконами, большинство из которых были заново написаны для возрожденного из руин собора, стены которого бережно хранят память моряков, отдавших жизнь за родину в морских сражениях. В память о них горит и неугасимая лампада в виде корабля при входе в собор. Душу пронизывает радость и гордость за то, что сейчас, в наше трудное время, удалось-таки восстановить частичку былой Российской славы и величия. Может, дойдет очередь и до восстановления знаменитого Андреевского собора, который прославил своим великим служением Иоанн Кронштадтский. К сожалению, сейчас на его месте стоит лишь памятный камень с изображением храма и небольшая часовня, в которой находятся те немногие святыни, которые удалось сохранить. К счастью, квартиру, в которой многие годы жил кронштадтский пастырь, стараниями священника протоиерея Геннадия Беловодова удалось восстановить, и теперь многие паломники могут там помолиться. Направились туда и мы, чтобы отслужить молебен с акафистом великому пастырю. Поднявшись по темной узкой лестнице, мы оказались в небольшой комнате с старинными зелеными с золотом обоями и массивными портьерами. Куда бы ни устремлялся наш взгляд, всюду с портретов смотрели на нас глубокие живые глаза доброго, но строгого батюшки, светлые, проницательные, заглядывающие в самую глубину сердца. Всем раздали акафисты, и потекла молитва, и пропал счет времени, и было удивительно, как тридцать три человека, далеко не все музыкально одаренные, могли так чисто и стройно петь единым хором хвалебную песнь великому пастырю: "Святый Праведный отче Иоанне, моли Бога о нас..." И сердце чувствовало, что молитвы наши услышаны, что находимся мы в особом святом месте, которое дважды посещала Матушка Божия, которое освящено трудами и молитвами святого, величие которого простому человеку понять трудно, почти невозможно. После помазания одна из сестер, дежурившая в квартире, с большим благоговением рассказала нам о жизни Иоанна Кронштадтского, об основанном им Доме трудолюбия, который, как оказалось, помог встать на ноги не только бездомным, опустившимся жителям Кронштадта, но и всем, кто нуждался в помощи: инвалидам, вернувшимся с фронта, вдовам, сиротам и многим, многим другим. Это уже пятое паломничество нашего Общества трезвости к святыням Кронштадта и посещение его квартиры стало для нас обязательной традицией и каждый ожидает здесь рассказ об этом великом святом - молитвеннике за всю Россию, и, что удивительно - он всегда звучит по-новому, повествование льется от сердца к сердцу, и мы слушаем, затаив дыхание. В этот раз нас поразила история огромного портрета батюшки Иоанна, стоящего в его кабинете, совершенно особенном месте, где являлась великому пастырю Божия Матерь. Портрет подарила посетительница, чья семья хранила его как семейную реликвию много десятилетий несмотря на смутное и опасное время политических репрессий и гонений за веру. Вместе с портретом она оставила нам еще одно удивительное свидетельство о Батюшке Иоанне, который больше ста лет назад спас от самоубийства ее прапрадеда. Человек, некогда весьма состоятельный владелец мукомольных заводов, имел пагубную страсть играть в карты и однажды проиграл все свое состояние, надежды не было никакой, отчаяние охватило эту заблудшую, неверующую еще тогда душу. Казалось, оставался один конец - с моста в реку. Но Господь милосерд - и в последний момент перед роковым шагом отчаявшийся купец услышал за спиной голос батюшки Иоанна: "Сударь, не Вы ли кошелек обронили?" На оказавшуюся в кошельке солидную сумму спасенный от смерти человек расплатился с долгами и восстановил свое производство. Он снова уверовал в Бога и в благодарность и память о чуде увековечил Кронштадтского чудотворца, заказав его большой портрет у одного из лучших художников того времени. Его мы и увидели как свидетельство великой любви и милости Божией о всех нас! Портрет потрясал своими размерами и необыкновенной художественной выразительностью. Нам разрешили молитвенно приложиться к нему, как к иконе.

Уходить из квартиры не хотелось, но нас снова ждало путешествие по Финскому заливу - мы возвращались в Санкт-Петербург в Иоанновский женский монастырь, где покоятся мощи Иоанна Кронштадтского. Удивителен это уголок тихого монастырского духа в кипящем бурной жизнью современном городе: кругом шум машин, обилие рекламы, множество спешащего народа, суета, но как только переступаешь порог этой обители, сразу погружаешься в особую атмосферу живой трепетной молитвы и в одно мгновение забываешь, что находишься в центре Северной столицы: прозрачные чистые голоса монахинь звучат молитвенно, чисто и проникновенно, так, должно быть, на небе поют ангелы. В этот раз всенощную служили в нижнем храме - совсем крохотном, с низкими потолками. Было очень тесно, и наша большая команда с трудом смогла разместиться. Но, как сказал нам, когда мы пробирались через узкий притвор, наш батюшка Алексий, порой чем теснее и неприметнее храм, тем благодатнее молитва. Именно поэтому многие святые уходили молиться в пещеры, крохотные землянки, чтобы ничто внешнее не отвлекало от молитвенного разговора с Господом. Строгое, но светлое монастырское пение сестер настроило и нас на молитвенный лад. Монастырь, основанный Иоанном Кронштадтским, был любимым детищем великого пастыря, здесь теперь нашли упокоение и его мощи, думается, что и на Небе он продолжает заботиться о сестрах обители. Помолились ему и мы, послужив краткий молебен у раки с мощами.
Выходя из монастыря, притихшие, радостные и просветленные, мы вдруг поняли, что поездка пролетела как одно мгновение - нас ждал ужин и возвращение в Москву. Проехав по центру вечернего Санкт-Петербурга, мы впервые не сетовали на пробки, так как они давали прекрасную возможность насладится строгой красотой Северной столицы. Знаменитая Петропавловская крепость, Исаакиевский собор, стрелка Васильевского острова, Эрмитаж, восстановленный "Спас на Крови", удачно подсвеченные, в лучах заходящего солнца казались особенно величественными.

Проехав по романтической набережной реки Фонтанки, мы оказались в кафе "Старый город", где нас ждал традиционный трезвый ужин в дружеском, по-семейному теплом кругу. Радость общения была чистой, без винного допинга. Вместо вина лилась задушевная беседа, живое слово батюшки о духовной силе святого Иоанна Кронштадтского, которой он и бесов изгонял взглядом, и мертвых оживлял. О том, что великий пастырь за всю жизнь выпил не более одной бутылки вина. О современных семьях, большинство из которых заражены алкоголизмом. О любви и жертвенности. О том, что даже один такой, на первый взгляд, скучный и однообразный день, только, мол, "молились и молились", произвел глобальные изменения в душе, прикровенные для посторонних взглядов...

Мы все вдруг разом осознали, что за этот день как-то незаметно стали одной семьей, научились видеть друг в друге только хорошее и с радостью и пониманием нести немощи других, поняли, что Общество трезвости - это не только отказ от вина, это новая общность людей нашего прихода, желающих жить в трезвости и трезвении, помогать друг другу и общей молитвой, и делами, готовых обогреть друг друга любовью и милосердием. Никто здесь не чувствовал себя одиноким, все обрели радость и утешение намного более высокие, чем застолье, пусть даже с самыми изысканным вином.

Святый Праведный отче Иоанне, моли Бога о нас!

 
Ежедневная молитва

Очередной молебен

Состоится

8 мая 2017 года
в 19.00